История

История нашего радио из уст наших коллег.

Александр Романов, первый директор ТРК «Пирамиды»
Начало

Это были 1990-годы. Развал Союза. Все рушится, зреет национальное самосознание. Начались националистические противостояния. В Оше был первый межнациональный конфликт, и он перекинулся на всю республику. И ввели комендантский час. Я как раз начал делать кабельное телевидение в шестом микрорайоне Бишкека, оно развивалось очень быстро. А по Центральному телевидению СССР смотреть в то время было нечего. Люди даже в кинотеатры перестали ходить. Везде открылись видеосалоны. А кабельное телевидение гоняло в день по 3-4 кинофильмов и меня эта идея захватила. В каждом районе у каждого своя маленькая кабельная сеть - видеокассета крутится, деньги собирают. Тоже, конкуренция большая была.

А я в то время пытался открыть ассоциацию кабельного ТВ. Чтобы все объединились, наметили план развития, как говорится, как в Советском Союзе было принято. Ну что-то никто не захотел. Тогда я решил открыть первое частное эфирное телевидение. Когда пришел на Гостелерадио председателем его был Туголбай Казаков. Я ему говорю, вот так, мол, хочу открыть телеканал. У всех в глазах удивление. «Ну, давай познакомлю тебя с Жээнбековым», - говорит Казаков. Привел к нему, мы друг к другу приглянулись, он мне поверил. И говорит «Это же невозможно. Ты же знаешь какой бюджет у нас. Столько денег нужно. Мы пытаемся реформировать Гостелерадио» Его все время пытаются реформировать, но никак не сделают из него нормальное телевидение. Потом хотел устав ТВ зарегистрировать, пошел в районный исполком и в райком КПСС. А там говорят: «Какое телевидение? Нет, нет, ни в коем случае». А с другой стороны всем интересно же. Во время Горбачевской перестройки были комсомольские объединения, какие-то маленькие кооперативы появляются, а здесь телевидение. С одной стороны им тоже охота, но с другой стороны: «Нет, нельзя!». Тогда вся пресса подчинялось компартии. Все были органами ВЛКСМ или коммунистической партии.

Меня там, в исполкоме говорят: «Нам самим это нравится, но что же посоветовать? Возьми в соучредителя Гостелерадио». Я пришел к Т.Казакову, потом С. Жээнбекову. Они сказали, что у них нет денег. Тогда я им предложил написать в уставе, что в течение года они должны внести взнос. Если не внесут, то выйдут из состава учредителей. Ну, кабельное телевидение приносило более или менее стабильный доход. Хватало на семью и еще оставалось.

Когда Гостелерадио стало соучредителем, в райисполкоме быстренько зарегистрировали наше телевидение. А дальше мне сказали идти в министерство связи. Нужны были три передатчика, частоты, это все было в новинку. А Гостелерадио постоянно должно было финансовые средства Минсвязи за эфир. Там были свои внутренние отношения.

Пошел к министру связи, он познакомил меня в свою очередь с Мухтаром Хамидовичем Халдаровым. Сейчас он занимается цифровым телевидением. Министр говорит: «У него есть малое предприятие. И он выходит через министерство связи, а ты можешь выходить через него. Вы заключаете договор, он будет предоставлять услуги связи, передатчик, а ты будешь заниматься своим телевидением». Получилось так, что с одной стороны было министерство связи, с другой стороны я под опекой Гостелерадио. Пошел в «Автобанк» к Темире Шашымкуловой. Она потом возглавила «Внешбанк» и на этом ее карьера закончилась. Я сказал ей: «Мне нужны деньги. Я знаю, что в Санкт-Петербурге продается нужное нам оборудование. Цена этого оборудования была около миллиона рублей. А мне нужно было 3 млн.: миллион на оборудование, миллион на зарплату сотрудникам и аренду, миллион на коммерцию. На залог я поставил свой бизнес. И вот так мы купили первую монтажную студию, первый компьютер. Это был огромный аппарат. Оценивая ситуацию, думаю, что все это мы затеяли вовремя. Тогда еще и время такое было: рэкет, видеосалоны, видеопрокат.

И тут бах! и я начинаю вещать на всю Чуйскую долину. Ко мне пришли: «Да ты что? Бандиты нас крышуют». Я говорю: «Ну, вас крышуют, вот вы и с ними разбирайтесь. Я не собираюсь с ними договариваться». Далее в процессе вещания ТВ, предложено было ввести дешифраторы, с условием начальникам бесплатно. Сигнал быль бы закодирован, и чтобы смотреть надо было зрителям купить дешифраторы. Тогда я внес предложение Мухтару Хамидовичу, убрать дешифраторы: «Вот, сейчас чуть-чуть подымемся. Реклама начнет поступать». Он не верил этому: «Какая реклама?». Тогда каждый предприниматель боялся создать рекламу, потому что рэкетиры могли узнать, что он занимается бизнесом и прямой наводкой прийти к нему. Налоги были, но мизерные. Тем более за телевидение платило государство, и у меня был самый маленький налог.

После того, как мы с КТР вместе учредили телеканал, купил первую спутниковую тарелку. Поймал на ней какие-то зарубежные новости, по-моему, из Израиля на русском языке. И мы смотрели новости: и телевизор был совсем новый, люди другие, новости совсем другие, не из Москвы. В общем, по рейтингу «Пирамида» обогнала и ОРТ , РТР и общественное телевидение в несколько раз. Все смотрели только «Пирамиду». Потом мы начали давать песни. Каждый день по 2-3 раза заказывали песню Тани Булановой «Не плачь» и М. Боярского «Спасибо за сына, спасибо за дочь». Они стали гимном «Пирамиды». Потом пошли объявления. Мы так хорошо зарабатывали, что вы не поверите. В день зарабатывали на одну трехкомнатную квартиру во Фрунзе. Каждый день у нас набирался полный сейф денег. Однажды утром приходим – денег нет. Мы не успели сдать их в банк и все украли. Мне тогда говорили: «Как вы зарабатываете? Это невозможно».

Я еще захотел открыть радио, и начал переговоры. И здесь приходит ко мне Рустам Кошмуратов и говорит, что хочет открыть радио. «И я хочу открыть радио», - говорю ему. Он говорит: «Я узнал, что ты не только «Пирамидой» командуешь, но и назначен приказом Гостелерадио выдавать свидетельства. Вот это мне и нужно». К тому времени на телевидение мы уже первое свидетельство получили. Практически радио «Алмаз» и радио «Пирамида» родилось одновременно. То есть, я сам выписывал обоим радио свидетельства. Устав утвердили 5-мая 1990-года. И это как раз был День радио. А ровно через год утвердилась Конституция. А в эфир первая программа телевидения «Пирамида» вышла 31-декабря 1991-года.

15-июня 1992-года вышел в эфир радио «Алмаз».

А здесь и перевороты, и ГКЧП в Москве. Мы как раз собирались взять кредит и покупать оборудование. Поехал в Москву и как раз попал на ГКЧП.

Я хочу отметить, что мне было легче, чем Рустаму Кошмуратову. Потому что у меня был договор с малым предприятием «Электроника и связь». Но с другой стороны ему было легче от того, что уже существовало телевидение. Значит можно уже и радио открывать. И вот тогда он один учредил. Изначально в радиоэфире выходили на средних волнах 1323 КГц, по очереди, утром «Алмаз», потом радио Пирамида, затем заново «Алмаз» и мы снова. Со временем перешли на ультракороткие волны, УКВ. Потом начали завозить радиоприемники ФM, а у нас передатчиков не было. А в машинах были магнитофон и радио, чтобы их слушать покупали приставки УКВ, одевали их на антенну и слушали радио. Потом ФM передатчики сделали. После уже появилось телевидение НБТ, где учредителем был ТРК «Алмаз».

Тут надо еще на такой парадокс обратить внимание – министерство связи было должно «Пирамиде». То есть мы переплачивали и теперь они стали должны мне.

Через год Гостелерадио не смогло заплатить. Я предложил: «Давайте куплю тарелку, если у вас будут деньги, то вы ее выкупите». К сожалению, их у них не оказалось. И так я остался единственным учредителем.

А если сказать в общем, про «Пирамиду», то она была отдушиной для людей. Тогда была такая атмосфера, что даже было страшно ехать в автобусе. Люди смотрели друг на друга, как на врагов. А вечером шли домой, смотрели «Пирамиду».

Я ввел в состав учредителей «Пирамиды» своих друзей, которые потом меня кинули. Своим этим примером я хотел показать, что мы можем жить дружно, вместе. Там были киргизы, узбеки, украинец и русские. Я был, так сказать учредитель, бизнесмен-романтик. А потом, когда один друг был замдиректора КТР, его уволили. Я взял его в дело. Дальше наша дружба, доверие пошло на убыль. Начали подделывать документы, подставлять, как говорится.

В то время мне предложили стать директором новостного агентства: «Кабар». Может это было нужно для того, чтобы меня успокоить после того, как отняли «Пирамиду».

«Пирамида» в день давала немного новостей и фильмы, была популярная музыка. И передачи: «Затащись дружок», «В Бишкеке полночь» и т.д. Развлекательное меню, но со вкусом я бы сказал. У нас был очень хороший творческий коллектив, сейчас такого нет. Сейчас многие ТВ занимаются ретрансляцией. Сейчас зародились другие телеканалы.

Насчет радио: люди слушали только государственное кыргызское и российский «Маяк», там была популярная передача «30 минут зарубежной эстрады». Люди ждали эту передачу раз в неделю. А здесь с открытием радио «Пирамиды» все разом начали слушать любые иностранные песни.

Хочу сказать про коллег, радио «Алмаз» как мышь в хорошем смысле, динозавры умирают, а мыши остаются. Так и с тех пор работает.

В «Кабаре» я работал 3 года. Я изменил практически все информационное агентство, вывеску поменяли и дальше ничего не пошло. Сотрудники не понимали, чем должно заниматься агентство. Раньше было просто – был ИТАР ТАСС. Оттуда шла информация, через телетайп поступали в «Кабар». Все СМИ покупали и нформацию. За счет того, что информация продавалась в советское время, это было хорошим предприятием. То есть там были хорошие зарплаты, лучшие журналисты. А когда я пришел туда доступ к информации получили все. И зачем теперь нужен «Кабар»? Практически все отказались покупать информацию у нас. Последним покупателем была республиканская газета «Кыргыз Туусу». Покупали просто по привычке. А бюджет ни копейки не дает. Все востребованы, а информагентство «Кабар» не знают, что с ним делать?

Тогда я вышел на ЮНЕСКО. Они мне помогли, дали грант, я купил каждому журналисту компьютер, подключил интернет. Тогда это было круто. Можно было иметь один компьютер и выпускать газету. Первый сайт создали в «Кабаре», первые начали устраивать пресс-конференции. Все пресс-конференции были платными. Это все было в 1995-98 гг. В общем «Кабар» быстро поднялся, но информацию уже не продает. Наш кыргызский опыт понравился ИТАР ТАСС. Они тогда очень удивились, попросили приезжать каждый месяц в Москву, обучать и стажировать.

Так же каналы московские телеканалы ОРТ и РТР стали в Кыргызстане бесхозными. А министерство связи РФ не хотело бесплатно пускать их в эфир или же выделять деньги на какие-то российские каналы в Центральной Азии. Чтобы не терять зрителя в нашей республике, поехал в Москву, через начальство вышел на ОРТ и РТР. Я им говорил: «Дайте мне права на ретранслирование российских телеканалов. А я вместе с министерством связи КР буду продавать рекламу и рассчитываться». И вот мы заключили договоры.

Приехал в Бишкек. Зашел к вице-премьеру КР Силаеву, договорился с ним, мне дали деньги, я оплачивал. Купил оборудование, начали ретранслировать российские каналы и пошла реклама, с ней и деньги. Потом «Аа, денежки потекли…», учредили телевидение КООРТ. Позже он стал частной компанией, за которую все начали драться.

После «Пирамиды», у меня отняли и «КООРТ». Потом поработал чуть-чуть в «Комсомольской Правде», потом была большая бесплатная газета «Регтайм», 111 тысяч экземпляров. Это еще 10 лет тому назад. Это сейчас только люди начали разбираться, что к чему.

Понимание, как взаимодействуют информационные поля.


Омурбек Абдрахманов, коомдук ишмер:

Кыргызстанда "Алмаз" радиосунун идеясын биринчи укканда таң калгам. Совет доорунда жашаган адамга менчик радионун болушу таң каларлык нерсе эле. Рустам болсо оз идеяларын айтып башты оорутаар эле. Мага айтканынын себеби мен да эркиндик оорусу менен ооруп, КДК (Кыргызстан демократиялык кыймылы) деген саясый уюмдун түзүүчүлөрүнүн бири болуп жүрчү элем. Ошентсе да радио, телеберүү, маалымат деген немелерге анча деле көңүл болбопмун. Бирок Рустамдын айтканын колдоп информация саясый иште чоң курал болоорун түшүндүм.

Анан "Алмаз" радиосу ачылды. Биринчилерден болуп радио Азаттыкты угуза баштады. Андан кийин "Голос Американы", радио "Свободаны", "Немецкая волнаны" орус тилинде ретрансляция кылып угуза баштады. Кыргызстандагы авторитардык бийликтердин учурунда жалгыз ушул радио эч тайсалдабай демократия, эркиндик жонундо сүйлөп турду. "Тескери сүйлөйсүңөр, кыргыздар демократияны түшүнбөйт, эркиндикти көтөрө албайт" - деп мага окшогондорду мамлекеттик радио-телеге жолотушчу эмес.

Алмаз радиосу аркалуу дүйнө жүзүндөгү саясатчылар, окумуштуулар менен тең чыгып сүйлөп такшалдык. Кыргызстандын демокатиялык мамлекет болушуна "Алмаз" радиосунун чоң үлүшү бар. Анын башчысы Рустам Гафарович чыныгы демократияны сүйгөн адам. Саясатка түз катышпаганы менен адамдардын демократия тарапка ынашына, өзгөрүшүнө эмгеги көп. Мындын нары да бул радио жаштардын жана саясатчылардын сүйгөн радиосу болуп кала бермекчи.

Сыйкырдуу дүйнөнүн эшиги

Мен 2006 -2007-жылдар арасында «Алмаз» радиосунда эмгектенип калдым. Университетти жаңы бүтүп, ошол тапта котормочу болуп иштеп жүргөн кезимде «Алмаз» радиосуна да котормочу керек экендигин угуп калгам. Кыска текстти түрк тилинен кыргыз тилине котортуп күрүшүп, анан ишке алындым. Ошо менен радио дүйнөсүнүн эшиги ачылды көрүнөт мага. «Алмаз» радиосу Кыргызстандагы эң алгачкы көз карандыз радио болгондуктан көптөгөн чет элдик үналгылар менен иш алып баргандыгы айтпаса да белгилүү. Менин ишим, иш кагаздары анан эфирге арналган текстерди кыргызчалоо эле. Анан аталган радионун башчысы Рустам агай үнүң деле жакшы экен деп алгач жаңылыктарды окутуп, андан соң түркчө эфирге чыгып баштадым. Кыргыз калкы түрк хиттерин алгач «Алмаз» радиосунан тыңдагандыгын белгилеп кетүү керек.

«Алмаз» радиосунун жетекчиси Рустам агай тууралуу бир нече сөз айта кетсем. Рустам агайды новатор инсан десем жаңылышпайм. Анткени ал Кыргызстандагы көз карандысыз радиочулугунун негиздөөчүлөрүнүн бири, жаңылыктан жана жаңылануудан коркпогон адам. Менин оюмча ал адамдын жеңишинин бирден бир себеби ал жаштарга ишенгендиги деп ойлом, Алмаз радиосу жаш радио алып баруучулардын эң мыкты устаканасы деп айта алам. Муну менен бирге Рустам агай эң мыкты медиа менеджери деп айтаар элем. Ал ар бир кызматкердин дараметин жана талантын ача билип, анны туура пайдалана алат жана, алардын өөрчүшүнө мүмкүнчүлүк берет, туура нукка салат.

Мен «Алмаз» радиосунда иштегениме жана анын жетекчиси Рустам Кошмуратовго терең ыраазымын, эгер ал мага ишенип жумушка албаганда, ишенип эфир бербегенде азыр мен кайда жүрүп, кандай кесипти аркаламакмын билбейм. Албетте, башка бар кесиптин ээси болмокмун дечи, бирок азыркыдай бактылуу болмок белем, бул тууралуу айта албайм. Бирок мага бул сыйкырдуу радио дүйнөсүнүн ачкычын берген Рустам агайыма ырахматымды гана айтам.

Шаризат Ибраева, журналист, «Манас» радиосу